А что это было?... и зачем?

Вернуть памятник

Я поддерживаю требование отобрать памятник культурно-исторического наследия «Дом Максимова» у его недобросовестных владельцев, не выполнивших подписанных охранных обязательств.




Ваш комментарий


Голосования

Согласны ли Вы, что Ростовский ипподром должен остаться на его историческом месте, ему должен быть присвоен статус объекта культурного наследия, а вся занимаемая им территория должна стать охраной зоной этого памятника?
 

Рассказы о памятниках

Дворец культуры железнодорожников в Ростове

Дворец культуры железнодорожников в Ростове, известный в народе как Лендворец, - "первенец" конструктивизма в городе. Это один из самых первых в стране Дворцов для рабочих. Он до сих пор остается одним из крупнейших дворцовых зданий на юге России.

Официально

Призвать к ответу

Заместитель главы Ростова-на-Дону по вопросам ЖКХ уволен по требованию прокуратуры

Прокуратура Ростова-на-Дону провела проверку в администрации Ростова-на-Дону по вопросу соблюдения законод...

Атаманский дворец в Старочеркасской окончательно остаётся музеем.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Краснодаре вынес решение по делу, которое длится долгие месяцы....

Глава Елизаветинского сельского поселения незаконно присвоил земли объекта общенационального достояния

По данным областной прокуратуры, превысив свои полномочия, глава Елизаветинского сельского поселения личн...
Баннер
Баннер

Символы Дона

... и антисимволы

  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
  • Наша боль
А что это было?... и зачем? PDF Печать E-mail
Опубликовал: Владимир Левендорский   
09.08.2013 08:57

6 августа 2013г. прошла очередная (и, видимо, последняя «досъездовская») пресс-конференция, посвящённая предстоящему 12 съезду органов охраны памятников истории и культуры.

Почему это действо было названо «пресс-конференцией», мы так и не поняли. Удалось задать всего лишь один вопрос, да и на тот, в общем-то, не удалось получить никакого ответа. Но об этом чуть позже.

На деле данное мероприятия оказалось уныло казённой презентацией логотипа съезда, завершившейся кратким анонсированием нескольких выставок, которые будут открыты в преддверии съезда. (К тому же некоторая информация, предоставленная во время презентации, мягко говоря, не совсем соответствует действительности: никакого «рассмотрения», реального конкурса сорока эскизов логотипа не было).

Хоть как-то спасло данное мероприятие, придало ему хоть какой-то содержательный смысл выступления заместителя губернатора Ростовской области И.Гуськова и депутата областного Законодательного собрания В.Мариновой.

И.Гуськов, как известно, является председателем оргкомитета съезда в нашей области. Но, как мы уже писали, этот оргкомитет является чисто «техническим», создан для решения технических вопросов, связанных с его подготовкой и проведением. И зам. губернатора проинформировал, что все эти вопросы в целом решены и область, Ростов готовы к достойному приему съезда. Содержательная ж сторона подготовки съезда: повестка дня, документы, которые предполагается обсудить на съезде, и пр., - решалась, очевидно, в каком-то другом «оргкомитете», который нам так и не удалось установить. Поэтому И.Гуськов в своем выступлении о предстоящей работе съезда говорил в сослагательном наклонении: рассказал о тех проблемах сохранения культурного наследия Дона, в решении которых мог бы помочь предстоящий съезд. Среди этих проблем он особенно выделил проблему участия бизнеса в сохранении культурного наследия. Проблема действительно одна из самых актуальнейших, потому что наш бизнес пока выступает не столько как сила, которая способствует сохранению культурного наследия, а скорее, как главная сила это наследие разрушающая.

В.Маринова посвятила свое выступление в основном принятому недавно областному закону об исторических поселениях. Закон принят совсем недавно, опыта применения его пока практически нет. Поэтому о реальном его значении для решения задач сохранения культурного наследия нашей области говорить ещё рано. Но в целом это, конечно же, большая серьезная работа, за которую не грех публично и отчитаться.

Но вот сами организаторы пресс-конференции – Южное управление федерального минкульта и областное министерство культуры, - ни в чём «отчитываться» не стали. Может, мы, конечно, много хотим. Но, по нашим представлениям, такое мероприятие как съезд предполагает в качестве своей главной цели некое «подведение итогов», «отчёт о проделанной работе» и формулировку задач на будущее, исходя из анализа этих итогов. И именно это мы предполагали услышать на данной «пресс-конференции». Если  не в полном, развёрнутом виде (что должно быть сделано уже в рамках работы самого съезда), то хотя бы в виде «основных тезисов», принципиальных выводов и идей. Но ничего мы этого не услышали. А услышали уже навязший в зубах набор общих фраз на тему, как богата донская земля памятниками истории  культуры. Богата-то она богата, - но как это богатство сберегается? Вот в чём вопрос…

И вот именно это вопрос организаторы пресс-конференции постарались обойти.

Отдадим должное умению г-жи Селедцовой «чётко организовывать» подобные мероприятия. Организовывать так, чтобы по существу ничего не сказать и уйти от всех неудобных вопросов, а, лучше, от любых вопросов. Прошедшая «пресс-конференция, тоже была очень «чётко организована». В самом начале г-жа Селедцова обозначила временные рамки «пресс-конференции» - 40 минут. И очень ловко заполнила время, оставшееся после выступлений И.Гуськова и В.Мариновой, «толчением воды в ступе» по поводу сарматкой гривны, выбранной в качестве основного элемента логотипа съезда. Слов нет,  гривна – уникальная вещь. Но всё что говорилось, присутствовавшим известно уже лет тридцать. Да и после «пресс-конференции» все её участники были приглашены на экскурсию в «Золотой зал» областного музея краеведения (где проходило это мероприятие). И в ходе этой экскурсии все могли увидеть эту самую гривну и получить всю интересующую их информацию, как об этой гривне, так и о других экспонатах этой уникальной экспозиции.

Зачем нужно было это малоинформативное сотрясание воздуха? Да за тем, чтобы ровно через 40 мин. сказать, что пресс-конференция закончена, всех приглашают на экскурсию, и мимоходом, «ради приличия» спросить, есть ли вопросы? И на заданный вопрос также мимоходом небрежно ответить в стиле: ну, что вы со всякой ерундой, когда все уже торопятся на экскурсию.

Между тем, заданный нами вопрос, по нашему глубокому убеждению, не просто не ерундовый, а очень даже принципиальный. Мы попросили г-жу Селедцову высказать свою позицию по вопросу об исчезновении (полном или частичном) за несколько последних лет из списков охраняемых объектов культурного наследия многих памятников. Привели два наглядных примера такого непонятного манипулирования списками объектов культурного наследия: Доходный дом Штром в Ростове на Большой Садовой и Ротонда летнего коммерческого клуба в том же Ростове в парке 1 мая.

Какой мы получили ответ? «Если мы будем разбирать ситуацию по каждому памятнику, нам никакого времени не хватит». Тем более, когда все уже спешат на экскурсию.

Но, извините, из чего складывается защита культурного наследия, как не из защиты конкретных памятников? И, может, лучше бы было не «разводить му-му» по поводу гривны, а рассказать о ситуации хотя бы с двумя-тремя конкретными памятниками. А учитывая, что с начала года г-жа Селедцова провела, кажется, четыре подобных «пресс-конференции», то у неё была хорошая возможность рассказать о ситуации хотя бы с дюжиной памятников. Хотя бы федеральных (коих у нас всего 63), за состояние которых она, как мы понимаем, в первую очередь и отвечает.

О Доме Штрома и мы, и многие другие писали год назад. За этот год ситуация только усугубилась. Сейчас на памятнике ведутся никем не контролируемые работы, и его нынешняя хозяйка не скрывает своего намерения «пробить» разрешение на снос памятника, который, видимо, мешает реализации больших планов этой «бизнес-леди».

С Ротондой первомайского парка ситуация аналогична той, что сложилась вокруг Богатяновского источника. В первоначальной редакции списков охраняемого наследия Ростова это сооружение входило в архитектурный ансамбль летнего коммерческого клуба. Этот ансамбль в президентском указе № 176 1995г. значился следующим образом: «Клуб коммерческий летний

- Клуб, 1913 г., арх. Г.Я. Гелат

- Летний сад, сер. XIX в.

- Ротонда над бастионом, 1901 г., арх. Н.А. Дорошенко

- Бассейн декоративный, 1901 г.,

- Летняя кухня, кон. XIX в.

- Галерея подземная, кон. XVIII в.

- Бастион с подземными помещениями (остатки крепости Св. Дмитрия Ростовского),  1766 г.»

Но в нынешней редакции охраняемым объектом культурного наследия числится только «Здание коммерческого клуба». Почему? Ведь очевидно, что всё это единый архитектурный ансамбль и его надо охранять и сохранять как единый ансамбль. Между тем, владельцы харчевни, обосновавшиеся в летней кухне клуба, это памятник практически уничтожили, практически уничтожили и «декоративный бассейн» - фонтан пред Ротондой, - перестроив его в своём вульгарно-нуворишском вкусе. Теперь уродуют саму Ротонду.

 

А подземные сооружения бастиона крепости превращены в строительную подсобку. И никто за это варварство не отвечает. И ни областное министерство культуры, ни г-жа Селедцова ничего этого «не видят». Между тем это памятник федерального значения. И за ним со стороны г-жи Селедцовой должен быть, казалось бы, «особый присмотр».

Можно было бы за время проведенных последние пол года пресс-конференций, найти время, чтобы рассказать, что делается для спасения другого пока ещё федерального памятника – Парамоновских складов. Губернатор Ростовской области Ю.Голубев неоднократно заявлял, что готов принять все зависящие от него меры, чтобы спасти этот памятник. Но для этого ему надо вернуть статус регионального памятника. Губернатор уже не раз напоминал областному министерству культуры, чтобы оно активизировало работу в этом направлении. «Но воз и ныне там». Свою немаловажную роль в решении данного вопроса, очевидно, могла бы сыграть и г-жа Селедцова. И наверняка, не только нам было бы интересно услышать, что делается ею для спасения Парамоновских складов.

Но дело, даже, не в этом. Мы привели Дом Штрома и Ротонду в качестве примеров, общей проблемы: почему памятники исчезают из списков охраняемых объектов культурного наследия? и кто за это должен отвечать? Кто, как не г-жа Селедцова, которая, как мы понимаем, призвана следить за соблюдением законодательства о культурном наследии на территории Южного федерального округа и, следовательно, Ростовской области, должна ответить на эти вопросы?

Но г-жа Селедцова это аспект заданного нами вопроса просто предпочла не услышать.

Остается надеяться, что на эти и другие наши вопросы удастся получить ответы в ходе работы предстоящего съезда.

Мы со своей стороны постараемся подготовить небольшой списочек эти вопросов к началу работы съезда.

 

 

Свежий взгляд

Новые памятники

Новые памятники

Знак "Город воинской славы"
(г.Ростов-на-Дону)

В городе Зверево Ростовской области открыли памятник герою Советского Союза, летчику Ивану Докукину.

В г.Белая Калитва в преддверии празднования юбилея 65-летия Великой победы в парке им. Маяковского торжественно открыли памятник героям, на самолете сумевшим вырваться из фашистского ада, - «Побег из ада». 

В Ростове-на-Дону открылась мемориальная доска на доме по Семашко,111, где жил Константин Шапошников - ученый, который организовал первый в Советском Союзе радиотехнический институт.


В Ростове в холе НИИ механики и прикладной математики РГУ (ЮФУ) открыли мемориальную доску основателю института академику Академии Наук СССР и академику РАН Иосифовичу Израилевичу Воровичу.

"Афродита", она же "Венера", подаренная Ростову к Дню города городом-партнёром Анталией

  На ростовской набережной 15 декабря 2010г.  – в день подписания Указа об основании Темерницкой таможни, который считается официальным днём рождения Ростова-на-Дону, - был торжественно открыт памятник в честь этого события.

В Ростове-на-Дону в парке Октябрьской революции установлен памятник И.А.Бондаренко.

 
 Памятник первой учительнице. Установлен в Ростове-на-Дону у школы № 78. Открыт 1 сентября 2012г.

 
 
 

Утраченное

tuc1.jpg